December 10th, 2012

мобильный аналитик, Позитивная психотерапия

Психотерапия: научное искусство или искусная наука

Копия 199700_464870310210324_778820513_nДо сих пор высказывается точка зрения о том, что психотерапия является скорее искусством, чем наукой, и возможность ее объективного изучения иногда вообще отрицается(Вайнер И., 2001; Глэддинг С., 2002; КоттлерД., 2001; Люборски Л., 2003; Bastiansen S., 1973; Wolberg L., 1977; Grawe K., 1994). Основываясь на таком подходе, к изучению психотерапии трудно применить точные принципы, на которых основан научный метод — а именно не предвзятый сбор фактов и информации, формулирование разумных гипотез, сохранение объективности, проверку открытий и дублирование результатов. Благодаря недостаточному раскрытию ее механизмов, психотерапия на практике все еще остается в большей степени интуитивной техникой, чем научно обоснованным вмешательством. Однако, благодаря последним достижениям психологической науки как науке о человеке, все больше процессов происходящих в ходе психотерапии удалось операционализировать и формализовать. Вместе с тем, некоторые справедливо считают способность устанавливать и поддерживать отношения с пациентом как форму артистизма или искусства, так как она зависит от определенных личностных факторов, которыми некоторые психотерапевты более высоко одарены, чем другие. Несмотря на распространенность такого небезосновательного взгляда, определенные базовые принципы все же должны применяться, как и в любом другом искусстве, где понимание является крайне важным для эффективной практики. А для этого, жит самые принципы должны бат сформулированы так, чтобы иметь возможность их передать другим. Без дисциплинированного применения этих принципов, никакой артистический дар не сможет привести к хорошей психотерапии. Другим фактором, который делает изучение психотерапевтического метода трудным, является смешивание обширных базовых техник с уникальными личностными способами их применения. В психотерапии, как в любом другом искусстве, мы сталкиваемся с феноменом высоко персонализированного стиля, который используется в частном методе. Хорошим примером, иллюстрирующим эту ситуацию, может быть следующее. Студенты, изучающие искусство рисования, должны быть обучены основным принципам композиции и техникам рисования. Они должны наблюдать, как рисуют другие художники достигшие высокого мастерства. Учителя помогают им научиться применять эти основные принципы и техники. Но, обретя некоторую уверенность в себе, их практика начинает сталкиваться с личностными силами, такими как креативность, чувствительность, оригинальность и как результат этого смешения формируется свой стиль рисования. Они все еще оперируют основными техниками и принципами в процессе рисования, но конечные продукт будет уже их собственным, отличающимся от своих коллег работавших по тем же инструкциям. В психотерапии студенты тоже обучаются основным принципам и техникам – таким как, проведение первого интервью, установление рабочих отношений с пациентом, определение динамики расстройства, учатся способствовать терапевтическим переменам и прекращению психотерапии. Им также поможет наблюдение за работой опытных специалистов. К большому сожалению, такая практика у нас пока встречается крайне редко. Как и студентам-художникам, им нужна работа под руководством супервизора. В процессе профессионального роста, они смешают метод супервизора со своими личностными особенностями, рождая новые элементы и изменяя старые до тех пор, пока не разовьют свой собственный стиль психотерапии. Они все также следуют основным принципам психотерапии, но уже в своей уникальной манере. Широкая структура психотерапии должна учитывать фактор уникальности стиля психотерапевта с целью сохранения спонтанности. Отсутствие спонтанности, ставит психотерапевта в невыгодное положение в отношениях с пациентом и не позволяет его интуиции помогать улавливать динамические силы, которые определяют процесс лечения. Определение тех или иных факторов в значительной степени обусловлено теоретическими взглядами исследователей. Наряду с внутренними силами, важнейшим фактором является также «помогающая» ситуация, которая существует не только в условиях психотерапии, но и в отношениях с врачами, священниками, учителями, юристами, социальными работниками и друзьями. Психотерапевтические исследования в нашей стране в силу исторических причин лишь начинают развиваться, но научный уровень профессиональной аудитории позволяет надеяться на интерес, понимание и плодотворный диалог в недалеком будущем. Так почему бы и нам не внести и свой вклад. Ведь жизнь коротка и хочется сделать что-нибудь великое.